На пути к медиации

Современный мир характеризуется широким внедрением конструктивных ненасильственных и внесудебных технологий разрешения конфликтов. Среди них одно из ведущих мест в мире, а с недавних пор и в РФ, занимает медиация.

О появлении и развитии медиации в Пермском крае говорят уже на протяжении нескольких лет, однако до сих пор примирительные технологии делают лишь первые, еще неуверенные шаги. Своим мнением относительно проблем становления и перспектив развития института медиации в регионе с нами поделились эксперты и специалисты в этой области.

Историческая справка

В Российской Федерации, в частности в Пермском крае, существуют различные подходы к определению понятия «медиация».

Павел Миков

Павел Миков, Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае, рассматривает медиацию в качестве одной из досудебных процедур урегулирования конфликтов, которая возникает между физическими, юридическими лицами или между физическим и юридическим лицом. (см. интервью с Павлом Миковым).

С этой же точки зрения, учитывая одну из самых важных характеристик данной процедуры – наличие третьей беспристрастной стороны, к определению понятия медиации подходит председатель Ассоциации медиаторов Пермского края Анна Хавкина:

Анна Хавкина

– Медиация – форма разрешения конфликтов, споров с помощью третьей нейтральной беспристрастной стороны – медиатора (посредника). Медиация является одним из наиболее эффективных способов альтернативного разрешения конфликтов, альтернативой судебному разбирательству.

(см. интервью с председателем Ассоциации медиаторов Пермского края Анной Хавкиной)

Медиацию в качестве полезной и необходимой услуги рассматривает директор центра «ГРАНИ» Светлана Маковецкая:

Светлана Маковецкая

– Медиация – профессиональная поддержка посредником, профессиональный сервис или профессиональные услуги, которые позволяют конфликтующим сторонам добиться какого-либо согласия.

Все эксперты едины в том, что медиация – одна из форм посредничества, которое проводится по определенным правилам. Действующее законодательство рассматривает медиацию как способ урегулирования споров при содействии посредника (медиатора) на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения.

Поверстка: N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»

Крайне важно отметить, что сама процедура начала применяться на практике в Пермском крае задолго до ее правового закрепления. Наш регион является единственным в России, где подобного рода восстановительные технологии (а именно восстановительная медиация) стали использоваться с 2001 года – при разрешении конфликтных и криминальных ситуаций с участием несовершеннолетних. Как отмечает Анна Хавкина:

– Такая медиация отрабатывалась в рамках эксперимента с 2001 года; были задействованы Лысьва и Индустриальный район города Перми.

С 2006 года процедура начала применяться всеми территориальными единицами Пермского края, где с тех пор активно работают муниципальные службы примирения.

Потребность существует, но «заказа» на медиацию нет

При внедрении восстановительных технологий существенным фактором является оценка уровня потребностей общества, в интересах которого они создаются. Однако заказа, сформированного на такие специфические инструменты, как медиация, нет, считает Светлана Маковецкая: «На разрешение конфликтов – много, а на саму процедуру медиации он отсутствует». Сотрудник центра «ГРАНИ» Владислав Гладких утверждает, что потребность в процедуре можно определить исходя из интересов отдельных социальных групп: «Если говорить про конкретную сферу – семейные конфликты, то в ней необходимость в проведении медиации постепенно появляется и формируется. Граждане уже обращаются к ней и к семейной терапии для разрешения противоречий. Идет постепенное формирование заказа граждан на разрешении конфликтов посредством альтернативного судебному способу (медиации)». С г-ном Гладких солидарна председатель Ассоциации медиаторов Пермского края, она убеждена, что степень распространения технологии зависит от сферы отношений, в которой она применяется. Анна Хавкина предвидит высокий потенциал востребованности социума в реализации восстановительной технологии на практике, поскольку высок уровень конфликтности на территории Пермского края: «Существует необходимость, – говорит она, – в разрешении конфликтных ситуаций (их количество огромно), которые не всегда разрешаются конструктивными способами».

Павел Миков отметил важный момент – запрос общества зависит от готовности социума к умению пользоваться системой оказания подобного рода услуг. Для этого необходимо, чтобы существовало достаточное количество специализированных организаций или частнопрактикующих медиаторов, должна быть выстроена система информации граждан о возможности разрешить конфликт посредством процедуры медиации, сами граждане должны доверять услуге и быть подготовлены к тому, чтобы ею пользоваться. Подтверждает его слова и Анна Хавкина: «Граждане пока не имеют четкого представления не только о правилах проведения медиации, ее преимуществах по сравнению с судебным разбирательством, но и о самом термине». С Уполномоченным по правам ребенка солидарны и другие эксперты. Так, Светлана Маковецкая отметила, что отсутствие народного заказа на медиацию обусловлено отсутствием информационного поля: «И население еще очень долго не будет проинформировано об оказании такого рода услуги».

Однако ситуация в Прикамье более позитивна, чем в других регионах России, в крае массово распространена практика восстановительной медиации, что является поводом для гордости, этого в других субъектах Российской Федерации. Но мы должны видеть и другую сторону – что касается внедрения практики медиации в других сферах, то пока это сложно назвать массовым явлением.

Получается, медиация, как отмечают эксперты, один из эффективных способов конструктивного разрешения конфликтных ситуаций, для использования которого в нашем крае уже существует необходимый базовый ресурс в виде обученных и работающих в данном направлении специалистов. Но их недостаточно: «Нет необходимого числа медиаторов, которые бы начали в массовом порядке проводить процедуры медиации и тем самым создавать определенную культуру в обществе», – считает Анна Хавкина. Хотя уже сформировалась потребность в подготовке кадров (медиаторов) в разных сферах: муниципальные службы, кадровые службы… То есть в тех сферах, где работа идет в формате «человек – человек», где наличие специалистов, обученных навыкам урегулирования конфликтов, позволит уменьшить количество проблемных ситуаций. Задача – создать обширное информационное поле для граждан о возможности использования медиационных процедур. Эксперты отмечают серьезные проблемы, касающиеся отсутствия необходимой нормативной базы на региональном уровне, которая бы регламентировала такие вопросы, как, каким образом и кто может направлять конфликтующие стороны к медиатору.

Эксперты едины в том, что потребность общества в использовании гражданами процедуры медиации тесно связанна с уровнем информационного просвещения, а также с законодательным регулированием самой процедуры на региональном уровне. И, по их мнению, отделить одно от другого сложно.

Семейная медиация: есть ли необходимость?

Сфера применения медиации достаточно обширна. Но, как говорит Владислав Гладких, в сфере семейных правоотношений стал формироваться некий социальный запрос на процедуру. Поэтому остановимся на данном направлении альтернативных процедур.

Семейные конфликты, в которых чаще всего участвует медиатор, это дела о расторжении брака, взыскании алиментов, определении места жительства детей и порядка встреч с ними родителей (опекунов), в том числе о нечинении препятствий в общении и воспитании детей. Актуальность применения процедуры медиации в них очевидна. Стороны (родители, опекуны), прибегающие к досудебному урегулированию конфликтов, связанных с содержанием и воспитанием несовершеннолетних детей, стремятся к компромиссному исходу переговоров, так как заинтересованы обеспечить здоровую психологическую атмосферу, в которой будет воспитываться ребенок.

Общеизвестно, что развод родителей – событие в жизни ребенка, которое негативно отражается и на физическом, и на психическом состоянии здоровья детей: реакцией может быть страх, неуверенность в себе, замкнутость, тревога, обида, нередко – суицид. Факторы, влияющие на проявление негативных последствий:

  • отношение родителей к ребенку;
  • качество взаимодействия родителей между собой до, во время и после развода;
  • уровень конфликтности в процессе развода;
  • степень вовлеченности ребенка в конфликт.

Медиация помогает прийти к согласию и снять психологический накал. Степень важности применения медиации в сфере семейных правоотношений наши респонденты оценили следующим образом.

Павел Миков заявляет о медиации как о наилучшем варианте «разрешения конфликтов, возникающих в сфере осуществления родительских прав по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей после развода родителей». В судебном процессе, считает он, «не всегда можно объективно рассмотреть сложившуюся ситуацию и удовлетворить интересы всех сторон».

Анна Хавкина отмечает, что семейная медиация в России действительно одно из перспективных направлений. Независимое и беспристрастное лицо (медиатор) имеет знания и навыки, необходимые для того, чтобы наименее конфликтно и с наибольшей юридической точностью разрешить семейную тяжбу.

Напрашивается вывод: медиация в области семейных правоотношений, особенно в делах, связанных с определением содержания и воспитания детей, актуальна и необходима.

Об этом подробно рассказал Павел Миков, Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае.

Будни. Проблемы. Перспективы медиации. Ее общественный эффект

Сколько должно пройти времени, чтобы институт медиации заработал в России и у нас в крае в полную силу? Специалисты привели пример: США понадобилось 30-40 лет. Что касается РФ, в частности Прикамья, они ответить точно не смогли. Да и во времени ли тут дело? Или все-таки в каких-то других условиях и факторах, в особенностях менталитета российского народа? Скорее всего, как говорит Анна Хавкина:

– Создание совокупности условий, о которых говорилось выше, будет способствовать тому, что институт медиации заработает в полную силу и получит широкое распространение среди граждан и РФ, и Пермского края.

Директор центра «Грани» Светлана Маковецкая  нацелена на «результат» и «общественный эффект» (см. интервью со Светланой Маковецкой и Владиславом Гладких):

– Противостояние, конфликт – это игра с нулевым результатом. Примирение (медиация) определяет успех в разрешении конфликта. Однако общество (граждане) настаивает на том, чтобы в конфликтной ситуации было совершено возмездие, чтобы виновный был серьезно наказан. У нас всегда так: если компромисс достигнут, значит, кто-то один обманул. Получается, что истории успеха как таковой нет. В данной ситуации очень важно много работать с обществом, чтобы социум научился работать на игру с ненулевым результатом.

Мария Дубакова, Анастасия Рыжакова, Екатерина Лазеева, Дарья Драчева, Антон Казанцев (студенты ПГПУ, проект «Дети в беде»)

Материалы по теме

ИСТОЧНИК// Первый пермский правовой портал

 

29.03.2012 08:00

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» вы соглашаетесь с Пользовательским соглашением и даете согласие на обработку персональных данных

Опрос

Приходилось ли вам обращаться за бесплатной юридической помощью?

Результаты

Архив опросов