Павел Миков: «Надо обеспечить все условия для сохранения жизни и здоровья детей»

Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае Павел МиковУполномоченный по правам детей в Пермском крае Павел Миков рассказал о законодательных инициативах, достижениях и еще пока не решенных проблемах. — Павел Владимирович, расскажите о крупных мероприятиях с участием детей, которые прошли с начала этого года.  — В этом году мы впервые провели краевой форум «Голос каждого ребенка должен быть услышан», на который приехало более 400 детей. К сожалению, пять муниципалитетов не прислали свои делегации. Прискорбно, что взрослые лишили ребят возможности пообщаться со сверстниками, приехавшими из разных уголков Прикамья, и показали, на мой взгляд, полную управленческую недееспособность по организации делегации своего района для участия в этом краевом форуме. Хотя сама атмосфера мероприятия и его результаты оказались впечатляющими. Ведь именно на этом съезде детям удалось встретиться с депутатами Государственной Думы Российской Федерации, потому как совпали даты проведения форума и приезда в наш край выездного заседания Комитета Госдумы по делам семьи, детей и женщин. Состоялся великолепный диалог между детьми и депутатами. Мало того, парламентарии выполнили конкретные поручения ребят. — В чем заключались просьбы детей?  — К примеру, дети говорили о том, что им нужен выбор для отдыха и оздоровления на территории не только своего региона, но и других субъектов РФ. В частности, ребята предложили создать единый российский интернет-портал по отдыху и оздоровлению детей. В Пермском крае давно уже действует аналогичный портал «Пермские каникулы». Недавно мне прислали протокол совещания при заместителе председателя Правительства Российской Федерации Ольги Голодец, где я  с удовольствием прочитал о том, что Минобрнауке поручено до сентября 2014 года создать единый информационный портал в сети Интернет «Отдых и оздоровление детей в России». Еще многие ребята 16-17 лет, отдохнув в лагере, сами хотят работать вожатыми. Их не принимают на работу, потому что нет соответствующего профессионального стандарта вожатого. Когда была встреча с депутатами, юные участники форума выразили желание заниматься с детьми. На мой взгляд,  работа со своими сверстниками или более младшими ребятами может быть очень эффективной. Но необходимо, чтобы профессия «вожатый» была включена в перечень квалификационных характеристик. Читаю в том же протоколе: «Поручено Министерству труда и Министерству образования России до октября 2014 года разработать профессиональный стандарт вожатого и внести в квалификационные характеристики по профессиям соответствующие изменения». Таким образом, голос детей Пермского края был услышан. И сейчас можно сказать нашим юным пермякам о том, что эта встреча прошла не зря, она оказалась продуктивной. Разве детям, не приехавшим из пяти муниципалитетов, не важно было это услышать? — Какие поправки были внесены в законы  Пермского края по Вашей инициативе? — В 2013 году я как Уполномоченный по правам ребенка участвовал в процессе принятия таких законопроектов, как законы Пермского края «Об образовании в Пермском крае», «О внесении изменений в закон Пермского края о мерах социальной поддержки детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей». Здесь по моей инициативе произошли значительные системные изменения в части введения дополнительных мер социальной поддержки для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В частности, этот закон привел в соответствие с федеральными нормы питания, расходов на содержание детей, воспитывающихся в опекунских, приемных семьях. К сожалению, в Пермском крае с 2004 года по отдельным позициям нормы на питание и содержание были ниже. Естественно, что и сам размер пособия на содержание ребенка в замещающей семье исходя из этого норматива был ниже. Поэтому мы работали над этим законопроектом. С 1 января 2014 года все приведено в соответствие. Тем же законопроектом увеличен размер пособия на канцтовары, предметы санитарно-гигиенического назначения, лекарственное обеспечение с 4 до 10% от размера ежемесячного содержания ребенка в замещающей семье. Это значительная подвижка, ведь размер данного пособия увеличился в 2,5 раза. — В чем суть закона о защите детей от вредной для них информации? — Во исполнение Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» субъектами РФ принимаются соответствующие государственные программы. В 2013 году я внес предложения в региональное правительство, которые были учтены при формировании краевой госпрограммы. В ее рамках с 1 января 2014 года действует подпрограмма «Обеспечение информационной безопасности детей», в которой описаны задачи, комплекс действий органов власти и общественных организаций  по обеспечению права ребенка на безопасную информацию по защите детей от информации, наносящей вред их здоровью и развитию. К сожалению, финансирование на эту подпрограмму выделено всего в размере 100 тысяч рублей в год. С другой стороны, есть возможность развивать это направление  дальше. Главное, что сам нормативный акт принят, обозначена проблема, обозначены пути решения, далее буду продолжать работу с правительством края и депутатским корпусом, чтобы добиться увеличения финансирования. — Как продвигается работа по реализации краевой подпрограммы «Обеспечение информационной безопасности детей в Пермском крае»? — На сегодня уже складывается правоприменительная практика по реализации Федерального закона № 436-ФЗ. Мы увидели ряд системных проблем, требующих своего решения. Если в соответствии с законом маркируется печатная, видео- и аудиопродукция, то вопросы обеспечения интернет-безопасности исполняются не в полной мере. По результатам только прокурорских проверок в 2013 году в суды было направлено 80 заявлений с требованиями ограничения доступа к сайтам с азартными играми, экстремистскими материалами, руководителям образовательных учреждений вынесено 110 представлений, более 100 должностных лиц привлечено к дисциплинарной ответственности за необеспечение безопасности детей при пользовании Интернетом. Это те цифры, которые сами по себе говорят о том, что это системная проблема. Я вижу, что пока активных действий со стороны органов исполнительной власти в этом направлении нет. Хотя в программе четко расписано что, кому и как необходимо делать. К примеру, все, что сделано в рамках этой подпрограммы с начала 2014 года — проведен один круглый стол для специалистов на ежегодной выставке-ярмарке «Образование и карьера». — Какие проблемы на сегодня остались нерешенными?   — Есть проблемы, требующие дальнейшего законодательного обеспечения. В частности, это касается детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. До сих пор остается открытым вопрос несоответствия нормативов  по питанию и содержанию детей-сирот, обучающихся в учреждениях среднего профессионального образования. В Прикамье установленные нормативы ниже федеральных. В своем докладе за 2013 год я рекомендую депутатам Законодательного Собрания решить данный вопрос. Ранее я вносил на рассмотрение депутатов Заксобрания предложение ввести дополнительную меру социальной поддержки лиц из числа детей-сирот, которые не обеспечены жильем. Такой мерой может стать выплата ежемесячной компенсации для осуществления коммерческого найма жилого помещения либо создание в территориях социальных гостиниц, где им будет предоставляться место жительства до момента получения жилья на постоянной основе. Пока данное предложение не реализовано. Правительству Пермского края необходимо изучить опыт других субъектов и принять какое-либо решение в интересах детей-сирот. Ряд тем, которые остаются в крае нерешенными, завязан на финансировании. Острой проблемой, которая с каждым годом только усугубляется, остается обеспечение прав детей-инвалидов на санаторно-курортное оздоровление. В соответствии с индивидуальными программами реабилитации детей-инвалидов части детей-инвалидов гарантируется санаторно-курортное лечение ежегодное, причем в некоторых случаях два-три раза в течение года. Однако в Пермском крае, да и в России в целом, данное право фактически ежегодно реализует только одна треть.   — В чем заключаются трудности? — В финансировании. Это полномочия федерального бюджета, из которого в 2013 году на  одного ребенка-инвалида, который нуждается в санаторно-курортном лечении, ежемесячно выделялось сто рублей пять копеек, то есть на год 1,2 тысячи рублей. Фонд социального страхования исходя из этого подушевого расчета получает определенную сумму. Фонд вынужден формировать очередь и не каждый год это право обеспечивать: в этом году одна треть детей-инвалидов на выделенную сумму прошла санаторно-курортное лечение, на следующий год другая, потом еще. А родители детей-инвалидов абсолютно правомерно заявляют, что Федеральный закон от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ»  гарантирует ежегодное право на санаторно-курортное лечение в соответствии с индивидуальной программой реабилитации. Здесь возможны разные варианты решения проблемы:  необходимо либо увеличить расходы бюджета на эти цели как минимум в три раза, либо, сохранив эту гарантию, ввести в Закон № 181-ФЗ понятие кратности предоставления данной услуги. Например, один раз в год. — Есть острые проблемы, над решением которых Вы работаете в течение длительного времени? — Это обеспечение лекарственными препаратами детей с орфанными (редкими генетическими) заболеваниями. Каждый год на протяжении пяти лет в своих докладах я пишу о том, что за счет бюджета не обеспечиваются гарантии детям, страдающим редкими генетическими заболеваниями. Конечно, подвижки есть. Так, в 2013 году Министерством здравоохранения Пермского края был составлен пофамильный реестр всех детей, которые страдают такими заболеваниями. Таких детей 44. Когда посчитали объем средств, которые необходимы для поддержания их жизни, увидели, что выполнить  обязательство в том объеме, который есть, сегодня регион не в состоянии. Пошли по пути обеспечения самыми дорогостоящими лекарственными препаратами. В частности, в прошлом году была решена проблема обеспечения за счет средств бюджета детей, страдающих мукополисахаридозом.  Таких ребят в нашем крае пятеро. Ежегодное лечение на одного ребенка нужно покупать препаратов на сумму семь милионов рублей. Эти деньги в бюджете уже заложены. По остальным детям возможности изыскиваются, но все равно родители вынуждены обращаться к обществу, в благотворительные фонды, чтобы им помогли собрать те или иные необходимые средства для обеспечения ребенка жизненно важными лекарственными препаратами. Это ненормальная ситуация. Если Россия ратифицировала Конвенцию о правах ребенка, взяла на себя обязательства обеспечить доступность ребенка к наиболее  совершенному и качественному лечению в соответствии со ст. 24 Конвенции о правах ребенка, то мы должны выполнять взятые на себя обязательства в полном объеме. — Как Вы относитесь к объявлениям о сборе средств на высокотехнологичную  операцию, дорогостоящее  лечение  или реабилитацию ребенка? — Как Уполномоченный по правам ребенка считаю, что это правовой нонсенс. Государство взяло на себя обязательство, значит надо изыскать все возможности, пододвинуть какие-то иные строки в бюджете, уменьшить расходные обязательства по другим направлениям, но обеспечить все условия для сохранения жизни и здоровья детей. К сожалению, в отношении этой проблемы у специалистов, особенно работающих в системе здравоохранения, пока сохраняется позиция, что помощь таким детям бесполезна. Они говорят о том, что незачем вкладывать огромные бюджетные деньги, поскольку летальный исход неизбежен. Однако с этим не могут согласиться родители, ближайшее окружение ребенка. К счастью, в общественном сознании отношение к этой проблеме меняется. Однако при принятии решения голос тех, кто делает заключение о целесообразности или нецелесообразности тех или иных бюджетных расходов, чуть громче, чем голос родителей, детей и общественности. Хорошо, что люди у нас отзывчивые, есть организации, которые готовы аккумулировать эти средства, например благотворительный фонд «Дедморозим». Но это не выход из ситуации. В этом отношении я целиком поддерживаю идею Дмитрия Жебелева, которую он неоднократно озвучивал губернатору и координационному совету по реализации региональной стратегии. Он предлагает Пермскому краю взять на себя высокие обязательства и амбиции за счет бюджетных средств на 100% обеспечить лекарственными препаратами всех детей, страдающих орфанными заболеваниями. Не скажу, что правительство совсем не решает данный вопрос. Он решается, но крайне медленно. — Какие еще проблемы, касающиеся Вашей сферы деятельности, можете выделить? — Это проблема списания по приказам Федеральной службы судебных приставов со счетов родителей всех денежных средств, в том числе и тех социальных пособий, которые перечисляются на детей. Например, семья имеет задолженность по коммунальным платежам. Управляющая компания подает в суд, который встает на сторону истца и обязывает взыскать задолженность по платежам ЖКХ. Заводится исполнительное производство, судебный пристав отдает приказ в банк, где есть счета ответчика. Затем  любые доходы, зачисляющиеся на этот счет, автоматически списываются. Затем они поступают на госсчета Управления ФССП, которое гасит долги по судебным решениям. При этом ст. 101 Федерального закона от 02.10.2007  № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», ГК РФ, ч. 1 ст. 446, установлены ограничения для ФСС по тем доходам, на которые не вправе обращать взыскание по исполнительным документам. К таким доходам относятся пособия гражданам, имеющим детей, выплачиваемые за счет федерального бюджета, государственных небюджетных фондов, бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов. Кроме того, не может быть обращено взыскание по исполнительным документам на продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении. Законодательство напрямую накладывает запрет, но тем не менее, даже 300 рублей ежемесячного пособия на ребенка семья и то получить не может. Все, что поступает на счет, тут же автоматически списывается и уходит в счет погашения долгов. Потом родители должны написать заявление, чтобы был произведен возврат. А если деньги со счетов судебных приставов ушли истцу, то нужно подавать в суд. Бывали случаи, когда снимались пенсионные деньги и алименты. Когда начали общаться со Сбербанком, УФССП, выяснилось, что их  программное обеспечение устроено таким образом, что оно не разбирает, какой это вид доходов. Это прямое нарушение законодательства и нарушение права ребенка на получение мер государственной и социальной поддержки, которая другими законами гарантируется. Над решением данной проблемы буду работать в текущем году. Маргарита Трухонина Материалы по теме

30.05.2014 11:29

Comments are closed.

Опрос

Приходилось ли вам обращаться за бесплатной юридической помощью?

Результаты

Архив опросов