«Око государево»

[caption id="attachment_25246" align="alignnone" width="180" caption="История прокуратуры Пермского края"][/caption] Своим рождением в качестве особого института государственной власти российская прокуратура обязана Петру I. В Указе «О должности Сената», принятом 12 января 1722 года, говорилось: «Быть при Сенате генерал-прокурору и обер-прокурору, а также во всякой коллегии по прокурору, которые должны будут рапортовать генерал-прокурору». Представляя Сенату первого генерал-прокурора Павла Ивановича Ягужинского, Петр I сказал: «Вот око мое, коим я буду все видеть». В этот период именно генерал-прокурор, а не Сенат, становился маховым колесом всей системы государственного управления. Роль прокуратуры как высшего надзорного органа, фактически упраздненная после смерти Петра I, значительно возрастает в эпоху правления Екатерины II. Именно тогда завершилось формирование вертикальной иерархической прокурорской системы – от центра до уезда. Введенные императрицей «Учреждения о губерниях» 1775 года уделяли большое внимание прокуратуре, подробно регламентируя круг обязанностей чиновников прокурорского надзора в губернии, их принцип назначения на должности, иерархию подчиненности. Пермская губернская прокуратура В ту же эпоху началась и история Пермской губернской прокуратуры. В созданном 27 января 1781 года Пермском наместничестве первым генерал-губернатором стал Евгений Петрович Кашкин, выдающийся администратор, удостоенный впоследствии орденов Св. Александра Невского и Св. Владимира I степени «за усердную службу и особливое в делах радение». Положение о губерниях Екатерины II предполагало три единицы прокурорского надзора: губернский прокурор и два стряпчих – по казенным и по уголовным делам. Первым стряпчим стал в 1971 году секунд-майор в отставке Иван Иванович Панаев, который с 1976 году занял пост губернского прокурора г. Перми. Иван Иванович среди других чиновников, служивших в Пермской прокуратуре с начала ее основания, был самой яркой фигурой. Он вошел в историю как видный литератор, переводчик и просветитель екатерининской эпохи, состоявший в дружественных отношениях с М.М. Херасковым, Д.И. Фонвизиным, А.Н. Радищевым. Панаев являлся первым насадителем просвещения в Пермской губернии; когда в 1786 году по мысли императрицы Екатерины II было решено открыть училища для народа, ему было поручено трудное и ответственное руководство этим делом. Круг задач местной прокуратуры в тот период был довольно широк. Прокуроры должны были осуществлять надзор за законностью действий учреждений и чиновников в губерниях, а также заниматься толкованием вновь издаваемых законов. Губернский прокурор был обязан следить за соблюдением законности во всех учреждениях губернии и доносить губернскому (наместническому) правлению о замеченных нарушениях. В 1802 году Александром I было основано Министерство юстиции, во главе которого встал министр юстиции, он же генерал-прокурор. После образования этого министерства пермский губернский прокурор перешел в непосредственное подчинение министра юстиции. Таким образом, все управление судом и прокуратурой в Российской империи было сосредоточено в Министерстве юстиции. В это время на территории Пермской губернии кроме губернского прокурора действовали уездные стряпчие Осинского, Оханского, Соликамского и Чердынского уездов. Существовал ряд особенностей, выделявших прокуроров в ряду прочих губернских чиновников, главной из которых была его неподконтрольность губернскому начальству. Губернский прокурор имел возможность вместе со стряпчими присутствовать на заседаниях различных учреждений, давать заключения по делам, просматривать журналы присутствий. В обязанности губернского прокурора также входил контроль за прохождением рекрутских наборов, надзор за продовольственной ситуацией в губернии. Особое внимание прокуратура уделяла громким делам, имевшим, как мы бы сегодня сказали, общественный резонанс. Но прежде всего прокурорская служба оставалась средством контроля за общим порядком функционирования государственного аппарата, обеспечивающим защиту подданных империи от произвола чиновников и оберегающим нерушимость власти самодержца. В середине 60-х годов XIX века Александром II был учрежден ряд документов, заложивших основы судебной реформы, в ходе которой упразднена прежняя должность губернского прокурора и введена новая – прокурор окружного суда. Первым прокурором Пермского окружного суда стал Дмитрий Петрович Тыртов. Штат службы прокурорского надзора Пермского окружного суда состоял из прокурора, семи товарищей (то есть помощников) прокурора – по числу уездов, относившихся к Пермскому округу, и секретаря. К 1910 году количество сотрудников прокуратуры в Пермском окружном суде было увеличено: были созданы Пермский городской и 3-й Пермский уездный участки, Осинский и Оханский уезды были поделены на два участка. Кроме того, в начале XX века возникла должность камерального товарища прокурора, т.е. заместителя прокурора, неотлучно находившегося при нем и не ездившего по уездам. Важной функцией прокуратуры в то время был надзор за состоянием заключенных в тюрьмах, касавшийся как справедливости заключения их под стражу, так и законности их нахождения в тюрьме и налагаемых на них дисциплинарных наказаний. Прокуратура начала ХХ века С обострением политической обстановки в России в начале XX века активизируется работа «в преследовании лиц, изобличенных в революционной деятельности, а также принадлежащих к сообществам, преследующим зловредные политические цели». В годы Первой мировой войны прокуратура Пермского окружного суда работала достаточно напряженно. В целом, все направления ее деятельности не изменились: сохранилось и участие в секретных дознаниях по политическим делам. Специфичным для этого периода стали дела о дезертирах, а также о лицах, обвиняемых в шпионаже в пользу Германии. В 1917 году, в период между февральским и октябрьским переворотами, прокуратуре выпала задача привести в соответствие с правовыми нормами стихийно начавшиеся изменения в государстве. Однако драматическая специфика того периода приводила к тому, что нарушение закона было неизбежным – изменения в законодательстве не успевали за стремительно меняющейся ситуацией. Даже аресты должностных лиц нередко производились с целью защитить их от произвола революционно или «патриотически» настроенной публики. Выполнять в таких условиях требование закона об освобождении «лиц, арестованных во внесудебном порядке, против коих не предъявлено никаких обвинений», было просто жестоко по отношению к самим арестованным. Усиливающийся на протяжении весны – лета 1917 года развал государственного аппарата привел к тому, что прокуратура, как и судебные органы в целом, стремительно утрачивала реальные возможности влиять на ситуацию, несмотря на то что формально в Пермской губернии она существовала вплоть до самого конца 1917 года. Октябрьский переворот 1917 года поставил точку в существовании старой судебной системы и прокуратуры. Функции последней в период Гражданской войны либо были распределены между различными государственными органами, либо вовсе не выполнялись. Лишь на короткий промежуток времени, когда Прикамье находилось под властью Колчака, функции прокуратуры были восстановлены. После восстановления советской власти в Пермской губернии история краевой прокуратуры вновь обрывается. Днем рождения Советской прокуратуры стало 28 мая 1922 года. В этот день было принято Постановление III сессии ВЦИК 9-го созыва «Положение о прокурорском надзоре». Согласно этому документу прокуратура организовывалась в составе Наркомата юстиции в целях «надзора за соблюдением законов и в интересах правильной постановки борьбы с преступностью». Пермская прокуратура начала свою деятельность 1 августа 1922 года, когда к исполнению своих обязанностей приступил первый прокурор Пермской губернии Василий Васильевич Осипович. Появление нового органа власти вызвало живой отклик среди населения. Поток посетителей был настолько велик, что прием приходилось проводить сразу трем сотрудникам. За первые два с половиной месяца работы губпрокуратуры в нее поступило 1172 обращения. В 1924 году Пермский округ вошел в состав Уральской области, центром которой стал Свердловск, где находилось руководство областной прокуратуры, в подчинении у которой находилась и Пермская окружная прокуратура. Ее возглавил Владимир Николаевич Володин. В 1920-е годы прокуратура не могла полностью выполнить возложенные на нее обязанности. Проблема заключалась в том, что перед ведомством были поставлены огромные по масштабам задачи, для решения которых не было выделено достаточно ресурсов. Прокуратура была не в состоянии закрыть все участки работы, возложенные на нее ВЦИК и Наркоматом юстиции. Существовал целый перечень объективных факторов, которые мешали продуктивной работе прокуратуры: постоянные изменения организационной структуры, недостаточное материальное обеспечение, кадровая проблема. В первое время существования прокуратуры она была недоукомплектована сотрудниками. Большинство из сотрудников являлись так называемыми «красными юристами». Это были люди, осваивавшие профессию и получавшие соответствующие практические знания непосредственно в прокуратуре. Несмотря на имевшие место недостатки и проблемы, прокуратура оказалась необходимым органом государственной системы и сыграла важную роль в жизни 1920-х годов. Новое губернское учреждение подключилось к решению важнейших задач: сотрудники прокуратуры осуществляли контроль за проведением налоговой кампании; проводили работу по кодификации вышедших на территории Пермской губернии приказов, циркуляров и других документов советских органов. Много внимания уделялось борьбе с преступностью. С ноября 1922 года функционировало губернское совещание по борьбе с преступностью, в котором прокуратура играла роль координатора действий всех правоохранительных учреждений. Важной задачей прокуратуры также был надзор за деятельностью тюрем, милиции, угрозыска и ОГПУ. Пермская окружная прокуратура по результатам работы очень неплохо выглядела среди других уральских прокуратур, входя в число лидеров. Пермские прокуроры занимали первое место по количеству выступлений в суде, по количеству обследованных учреждений имели второй результат среди округов Уральской области. Пермская окружная прокуратура была ликвидирована 1 сентября 1930 года в связи с ликвидацией округов, и на территории Пермского округа было создано 25 районных прокуратур, прокуроры которых подчинялись непосредственно прокурору Уральской области, а с 1934 года – Свердловской. Такое положение существовало до 1938 года, когда Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 октября была создана Пермская область. В этом же году была создана прокуратура области, в подчинение которой перешли прокуроры районов, вошедших в состав области. Первым областным прокурором стал Кирилл Петрович Алексеев, который прибыл в Пермь из Нижнего Тагила. Конституция СССР, вступившая в действие 5 декабря 1936 года, назначила прокуратуру главным хранителем социалистической законности в стране, перечислив в особом разделе ее обязанности и компетенции. Но прежде чем прокуроры смогли в полном объеме выполнять возложенные на них обязанности, им пришлось испытать на себе массовые нарушения социалистической законности во времена Большого террора – в 1937-1938 годах. В это время органы НКВД явочным порядком присвоили себе монопольное право толковать и применять действующее законодательство, использовать методы, характерные для Гражданской войны, и проводить чистку центральных и местных учреждений, в том числе и прокуратуры. Органы НКВД, на время подмявшие под себя партийные, советские и хозяйственные учреждения, не могли потерпеть никакого прокурорского надзора за собственной деятельностью. В какой-то степени законность начала восстанавливаться только перед Великой Отечественной войной. А сам период войны в истории прокуратуры тесно связан с именем областного прокурора Дмитрия Николаевича Куляпина. В первые месяцы своей работы Дмитрий Николаевич сформулировал приоритеты, которых придерживался в течение всех последующих лет: борьба с милицейским произволом, пресечение самоуправства больших и малых руководителей, отстаивание законных прав советских граждан, в том числе и осужденных за преступления. Послевоенные года пермской прокуратуры В послевоенные годы законодательство о прокурорском надзоре получило активное развитие, особенно после событий, приведших к развенчанию культа личности. Деятельность прокуратуры была ориентирована на укрепление законности в сфере экономики. В мае 1950 года пост молотовского облпрокурора занял Михаил Владимирович Яковлев, большими заслугами которого стали ощутимое снижение уровня послевоенной преступности, последствий «холодного лета 1953-го». Во времена Яковлева облпрокуратура приступила к решению новых задач, связанных с десталинизацией общества. Речь о поэтапном возвращении гражданских прав всем категориям спецпереселенцев; реабилитации людей, пострадавших от террора 1937-1953 годов; о преследовании лиц, нарушавших в составе карательных органов социалистическую законность. В конце 1950-х годов компетенция облпрокуратуры была распространены на сферы, ранее закрытые для нее особыми постановлениями. Облпрокурор становился полноправным членом областного руководства, отвечавшим наряду с другими за исполнение народно-хозяйственных планов. Работа прокуратуры в 60-80-е годы приобретает новое качественное наполнение, обогащается прогрессивными методами расследования преступлений, ознаменована приходом в органы прокуратуры высококвалифицированных, принципиальных специалистов. Нужно отдать должное руководителям областной прокуратуры тех лет: Михаилу Владимировичу Яковлеву (1950-1962), Владимиру Александровичу Трапезникову (1963-1979), Борису Петровичу Наместникову (1979-1982), Ивану Николаевичу Павлецову (1987-1992) и Игорю Юрьевичу Лумпову (1987-1991). Их усилиями Пермская областная прокуратура была выведена на уровень одной из лучших в Советском Союзе. Пресс-служба прокуратуры Пермского края Материалы по теме ИСТОЧНИК// Первый пермский правовой портал