Мы победили вместе (14)

Острый дефицит товаров не только продовольственных, но и промтоварных. Большая нехватка была столь необходимого для бытового уюта хозяйственного мыла, кстати, туалетного мыла практически в годы войны не было. Катастрофически не хватало обуви, как кожаной, так и резиновой, а особенно валенок. А по поводу валенок у работников областного суда тех военных лет сохранилось  воспоминание о том, как решалась эта проблема председателем областного суда Хлопиной В.Я. В июне 1943 года появился документ, поясняющий порядок отпуска различных продовольственных и промышленных товаров. До этого были нормативные директивы Наркомата Юстиции СССР и Прокуратуры СССР, касающиеся законного использования продовольственных и промышленных товаров, но, видимо, приказы таких грозных ведомств недобросовестно исполнялись. Потребовался документ ГКО, на тот момент самой высокой инстанции. Неконтролируемость распределения порождала злоупотребление служебным положением и, естественно, приводила к хищению и воровству. «Государственный Комитет Обороны установил следующий порядок отпуска  нормируемых, планируемых и регулируемых товаров рыночного фонда: а) со сбытовых баз промышленности и предприятий – только по нарядам обл. (край) торготделов и наркомторгов республик в пределах, установленных по планам рыночных фондов; б) с баз и складов торгующих организаций – магазинам, столовым, детским лечебным и другим учреждениям – по накладным и требованиям установленной формы; в) из магазинов и столовых – только по талонам продовольственных и промтоварных карточек, по талонам заборных книжек, обеденных карточек, специальным и разовым талонам, выдаваемых в установленном порядке; г) продукты, получаемые из подсобных хозяйств децзаготовок, идущие на улучшение снабжения рабочих и служащих, также отпускаются потребителям только по талонам, выдаваемым администрацией предприятий и учреждений. Талоны на специальные пайки, целевые и разовые выдачи на дополнительное питание, на продукты из подсобных хозяйств и децзаготовок – учитываются и хранятся наравне с продовольственными и промтоварными карточками. Запрещен какой бы то ни было отпуск товаров отдельным лицам с баз, складов, из подсобных хозяйств и производственных предприятий. Виновные в нарушении этого порядка привлекаются к уголовной ответственности. Во исполнение Постановления Государственного Комитета Обороны от 22.01.43 г. Прокурор Союза ССР и Народный Комиссар Юстиции Союза ССР ПРИКАЗАЛИ: 1. Лиц, уличенных в расхищении и разбазаривании продовольственных и промышленных товаров и злоупотреблении продовольственными и промтоварными карточками, безоговорочно арестовывать и предавать суду. Должностных лиц, виновных в попустительстве или создании условий, способствовавших в совершении этих преступлений, арестовывать и привлекать к уголовной ответственности. Следствие по этим делам заканчивать в 10-15-дневный срок. 2. Одновременно с возбуждением уголовного преследования на расхищение и разбазаривание, а также злоупотребление продовольственными и промышленными товарами, налагать арест на имущество обвиняемых в целях обеспечения взыскания, в размере рыночной стоимости похищенных или недостающих продовольственных товаров в 5-кратном размере коммерческой цены промышленных товаров. Органам расследования устанавливать размер причиненного ущерба и сумму, подлежащую взысканию. Народным судам все дела, по которым не выполнено органами расследования требование в части обязательного наложения ареста на имущество обвиняемых, установление размера причиненного ущерба и суммы, подлежащей взысканию, должны возвращаться прокурору для устранения допущенных нарушений. 3. За какой бы то ни было отпуск товаров отдельным лицам с баз, складов, из подсобных хозяйств и производственных предприятий привлекать виновных к уголовной ответственности, как за расхищение и разбазаривание, лиц, уличенных в указанных преступлениях, арестовать». Большие трудности в ведении судебной работы вызывались недостатком бумаги, бланков, канцелярских принадлежностей. Судебные дела, хранящиеся в Государственном архиве Пермского края, наглядно показывают, на какой бумаге писались решения суда. Чаще всего это была не бумага для письма, а грубая оберточная, плотная бумага. Вплоть до второй половины 1944 года судебные решения писались чернилами и только во второй половине 1944 года стали появляться решения, отпечатанные на машинке. Всё это свидетельствует о сложном положении с бумагой и обеспечением необходимым оборудованием, имеется в виду печатными машинками. Уже после окончания войны, 5 августа 1946 года Народным Комиссаром Юстиции СССР был издан приказ «Об улучшении внешнего вида судебных дел и документов», которым было запрещено судьям пользоваться при изготовлении обложек для дел и при составлении судебных документов газетной бумагой и макулатурой. Исследование судебных дел, связанных с осуждением подсудимых к высшей мере наказания (ВМН) – расстрелу, привели к любопытной статистике. За 1941 год членами судебной коллегии по уголовным делам Молотовского областного суда были приговорены к ВМН 309 человек, но по 140 приговоренным расстрел был заменён, отменён и т.д. по кассационным рассмотрениям. Применение репрессивных мер к расхитителям продовольственных и промышленных товаров, к расхитителям и растратчикам зерна к 1944 году дало положительные результаты. Если в 1941-1942 гг. по этой специальной категории преступлений судебной коллегией Молотовского облсуда каждый месяц осуждалось до 300 человек, то за декабрь 1944 года было осуждено 22 человека. Причем ни одного подсудимого не приговорили к расстрелу. Репрессивные действия судебной власти дали хороший результат. Небольшое количество осужденных (33 человека) показывает и отчет Молотовского облсуда за март 1945 года, и вновь ни одного приговоренного к расстрелу. Возможно, те огромные цифры расстрелянных в 40-е годы, которые часто мелькают в различных изданиях, появились благодаря тому, что авторы заметок подсчитывали только приговоренных к расстрелу. Что было дальше, это их совершенно не интересовало, и даже то, что многие расстрельные приговоры были отменены, но в их подсчётах они фигурируют, как якобы расстрелянные. Архивные дела тех далёких лет свидетельствуют, что человек, осуждённый и приговорённый к расстрелу, несмотря на то, что он занимался вооружённым бандитизмом с убийствами в то время, когда в стране было особое военное положение, имел конституционное право на помилование, и часто это случалось. Мы считаем, что именно таким образом порождалась ложь о беззаконной, репрессивной деятельности советских судов. Юрий Николаев Материалы по теме ИСТОЧНИК// «С честью и достоинством»

Николаев Ю.К.

Пермь, 2010

С ЧЕСТЬЮ

И ДОСТОИНСТВОМ

Пермский областной суд

в годы Великой Отечественной войны

К 65-летию Великой Победы

УДК 94(47+57)

ББК 63.3(2)612

Г 756

ISBN 978-5-8131-0100-7

© Агентство «Стиль-МГ», 2010

© Николаев Юрий Константинович, 2010