Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 614000, г. Пермь, ул. Екатерининская, д. 24
  • +7 (342) 212-12-61
  • info@pravovsem59.ru

Пояснения к Постановлению пленума Верховного суда РФ «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»



Пояснения к Постановлению пленума Верховного суда РФ Письмо Роспотребнадзора от 23.07.2012 N 01/8179-12-32. Учитывая, что действенность мер, принимаемых Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека при осуществлении федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, во многом зависит от формирующейся в рамках гражданского судопроизводства правоприменительной практики, территориальным органам Роспотребнадзора надлежит принять Постановление пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к непосредственному руководству в целях более эффективной реализации функций, связанных с защитой прав потребителей как в судебном, так и досудебном порядке. Поэтому считаем необходимым обратить внимание на ряд отдельных положений рассматриваемого Постановления, отметив при этом нижеследующее. 1. Разъясняя в Постановлении целый ряд процессуальных особенностей рассмотрения дел о защите прав потребителей, пленум Верховного суда Российской Федерации указал, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, в силу пункта 1 статьи 11 ГК РФ, статьи 17 Закона о защите прав потребителей, статьи 5 и пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ подведомственны судам общей юрисдикции (тем самым это означает неподведомственность данной категории дел третейским судам). Судам общей юрисдикции подведомственны дела по заявлениям Роспотребнадзора (его территориальных органов) о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации, импортера) либо о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя (уполномоченного индивидуального предпринимателя) за неоднократное (два и более раза в течение одного календарного года) или грубое (повлекшее смерть или массовые заболевания, отравления людей) нарушение прав потребителей (подпункт 7 пункта 4 статьи 40 Закона о защите прав потребителей), а также дела по искам к изготовителю (продавцу, исполнителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру), поданным в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей в соответствии со статьей 46 ГПК РФ, статьями 44, 45 и 46 Закона о защите прав потребителей. При этом районному суду (статья 24 ГПК РФ) подсудны дела по спорам о защите неимущественных прав потребителей (например, при отказе в предоставлении необходимой и достоверной информации об изготовителе), равно как и требования имущественного характера, не подлежащие оценке, а также требования о компенсации морального вреда. 2. Пункты 25, 26 Постановления посвящены разъяснениям порядка применения правила об альтернативной подсудности дел о защите прав потребителей. В связи с этим следует иметь в виду, что все заявления о защите прав неопределенного круга потребителей рассматриваются судом с соблюдением общих правил подсудности, предусмотренных статьей 28 ГПК РФ, т.е. по месту нахождения ответчика. Заявления же полномочных в силу закона лиц, к числу которых относится Роспотребнадзор (его территориальные органы), поданные ими в защиту конкретного потребителя или группы потребителей, направляются в суд с учетом права истца на альтернативную подсудность (часть 7 статьи 29 ГПК РФ, пункт 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей). В том случае, если исковое заявление подано в суд самим потребителем, причем согласно условию заключенного сторонами соглашения о подсудности, которое не оспаривается, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ. Точно также судья не вправе возвратить, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу. 3. По предложению Роспотребнадзора в Постановлении нашло отражение разъяснение процессуального статуса органа, дающего заключение по делу, каковым является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (ее территориальные органы) в силу взаимосвязанных положений статьи 40 Закона о защите прав потребителей и статьи 47 ГПК РФ. На этот счет в пункте 27 Постановления говорится о том, что в данном случае привлечение таких органов в процесс в качестве третьих лиц, чей процессуальный статус установлен статьями 42, 43 ГПК РФ, не допускается, а само заключение может быть дано как в устной, так и в письменной форме. По общему правилу, закрепленному в статье 189 ГПК РФ, слово для заключения по делу предоставляется представителю государственного органа после исследования всех доказательств, после чего при отсутствии у других лиц, участвующих в деле (их представителей), дополнительных объяснений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и переходит к судебным прениям (статья 190 ГПК РФ). В Постановлении особо отмечено, что заключение по делу не относится к доказательствам по делу (статья 55 ГПК РФ), а суждения суда в отношении заключения должны быть отражены в мотивировочной части решения. 4. В Постановления о способах защиты и восстановления нарушенных прав потребителей конкретизированы многие вопросы, связанные с порядком исчисления договорных и законных неустоек, предусмотренных положениями статей 23, 23.1, 28, 30, 31 Закона о защите прав потребителей. При этом указывается, что применение статьи 333 ГК РФ («Об уменьшении неустойки») по делам о защите прав потребителей возможно только в исключительных случаях, по заявлению ответчика и с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым. Одновременно Постановлением разрешается вопрос о правовой природе штрафа, предусмотренного положениями пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, как об определенной законом неустойке, которую в соответствии со статьей 330 ГК РФ «должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения». В связи с этим в Постановлении сказано, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду. Таким образом, пленум Верховного суда Российской Федерации однозначно указал на то, что указанный штраф следует рассматривать как предусмотренный Законом особый способ обеспечения исполнения обязательств (статья 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (статья 307 ГК РФ), а не как судебный штраф (статья 105 ГПК РФ), который налагается лишь в случаях и в размере, предусмотренных непосредственно ГПК РФ, либо административный штраф, который согласно положениям пункта 2 части 1 статьи 3.2 и статьи 3.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) является одним из видов административного наказания за совершение административных правонарушений и в силу части 1 статьи 1.1 КоАП РФ не может быть предусмотрен нормативным правовым актом, не относящимся к законодательству об административных правонарушениях. 5. Особое внимание необходимо обратить на пункт 51 Постановления, в котором сформулирован тезис о порядке разрешения судами общей юрисдикции дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), тем более что он по своему правовому смыслу не аналогичен по содержанию и выводам, сделанным Высшим арбитражным судом Российской Федерации в пункте 16 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров (информационное письмо президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 146). Как известно, в настоящее время соответствующие диспозиции главы 24 ГК РФ, закрепляющие общие принципы и правила правового регулирования гражданских отношений, связанных с переменой лица в обязательстве, изначально сформулированы безотносительно к существу таких видов договорных обязательств, одной их сторон которых является субъект, осуществляющий лицензируемый вид деятельности, и по этой причине не учитывают особенности правоотношений сторон по кредитному договору и сопутствующие данному обстоятельству факторы. Именно поэтому, т.е. в силу отсутствия на этот счет необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком права требования долга с заемщика (физического лица) по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться соответствующими закону (тем более при наличии спора о наличии как такового долга между первоначальным кредитором и заемщиком), поскольку в соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Так как, по общему правилу, не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2 статьи 388 ГК РФ), Роспотребнадзор полагает, что при разрешении дел, связанных с уступкой требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, судам общей юрисдикции, руководствуясь разъяснениями, данными в Постановлении, необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором. При этом такое условие, включенное в договор, в любом случае является оспоримым, что позволяет применять к соответствующим договорам не только общие положения о последствиях недействительности сделки (статья 167 ГК РФ), но и положения о недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения (статья 178 ГК РФ). Данное обстоятельство надлежит учитывать в каждом случае при оказании потребителям соответствующей консультативной и иной практической помощи, в том числе связанной с участием в их судебной защите. При этом основными аргументами в пользу отсутствия на момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по вопросу о возможной уступке требования, как правило, служат утверждения и доводы заемщика о том, что для него в рамках кредитного договора с банком его (т.е. банка) особый правовой статус и требования к организации деятельности, изначально регламентированные законодательством о банках и банковской деятельности, на всем протяжении соответствующих правоотношений объективно имеют существенное значение, к тому же именно банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте (пункт 1 статьи 857 ГК РФ, статья 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности»), в связи с чем любая «договоренность», приводящая к нарушению названного законоположения, в принципе ничтожна. В связи с этим по-прежнему не усматривается безусловных оснований для признания правомерности включения в кредитный договор с заемщиком (физическим лицом) условия о праве банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем территориальным органам Роспотребнадзора необходимо продолжать в рамках своей компетенции оказывать потребителям необходимую помощь по защите их прав, в том числе в судебном порядке. При этом при оценке (в контексте содержания пункта 51 Постановления) условий кредитных договоров с потребителями, предусматривающих уступку требования с «согласия» заемщика, и при решении вопроса о возбуждении по факту выявления такого условия в отношении кредитной организации дела об административном правонарушении по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ следует в каждом случае выяснять действительную волю заемщика (с привлечением его в качестве потерпевшего) по данному вопросу. Причем установленный и доказанный в связи с этим факт нарушения прав потребителя может являться достаточным условием для предъявления и удовлетворения иска о компенсации потребителю морального вреда (пункт 45 Постановления). Прошу учесть положения настоящего письма при применении Постановления пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» в своей практической деятельности. Геннадий Онищенко, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Источник: Управление Роспотребнадзора по Пермскому краю Материалы по теме

Загрузка комментариев...