Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 614000, г. Пермь, ул. Екатерининская, д. 24
  • +7 (342) 212-12-61
  • info@pravovsem59.ru

Как велят долг и совесть



          В преддверии 230-летнего юбилея судебной системы Пермского края адвокаты и прокуроры Прикамья делятся своими воспоминаниями о судьях и судебных делах минувших лет. Адвокат о судьях Одним из первых откликнулся известный и опытнейший пермский адвокат Иосиф Чарный, член Совета Адвокатской палаты Пермского края, член Ассоциации юристов России. Адвокатский стаж у Иосифа Борисовича – более 40 лет. На протяжении этих десятилетий ему постоянно приходилось защищать интересы граждан и организаций в судебных процессах. Судьба так сложилась, что свою работу адвоката он начал с участия в качестве защитника именно в областном суде. И первое профессиональное мнение о себе, как об адвокате, услышал от судьи областного суда. Для него это было крайне важно. Ведь в высшей судебной инстанции, как известно, трудились и трудятся самые высокопрофессиональные служители Фемиды. И, естественно, их мнение о юристах-профессионалах, участвующих в процессах, очень важно. С ним можно соглашаться или нет, его можно оспаривать, но не учитывать никак нельзя. И еще. Авторитет судебной системы в немалой степени зависит от качества правосудия, осуществляемого судьями. Недаром народная житейская мудрость создала поговорку «Не суда бойся, бойся судьи!». Зачастую многие граждане считают работу судей в 60–80-е годы предыдущего века несамостоятельной. Мол, все зависело от органов власти, «телефонного права», и правосудия как такового в то время якобы не было. Это заблуждение трудно опровергать, поскольку сторонники подобных взглядов далеко не всегда прислушиваются к разумным и убедительным доводам и аргументам. Именно поэтому Иосиф Борисович Чарный захотел рассказать о работе двух судей Пермского областного суда – Евгения Ивановича Терешонкова и Виктора Михайловича Хреновска. Для того, чтобы читатель мог наглядно убедиться, как самостоятельность, независимость и высочайший профессиональный уровень судей Пермского областного суда позволяли вершить настоящее правосудие. «Качество его работы было 100-процентным!» Из личного дела судьи Пермского областного суда Е.И. Терешонкова: «Родился в феврале 1925 года. Школу окончил накануне войны, в 1941 году. Полтора года работал в колхозе, на строительстве аэродрома и оборонительных сооружений. В 1943 году был призван в Советскую армию и стал курсантом Дальневосточного танкового полка. С 1944 года участвовал в боях против немецко-фашистских захватчиков в качестве командира орудия танка и командира отделения разведки. Дважды был ранен. Награжден двумя медалями: «За отвагу» и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». После войны окончил Казанский юридический институт и педагогический институт (факультет иностранных языков), работал в органах прокуратуры. С 1956 года – член Пермского областного суда. В 1971 году защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата юридических наук. В 1973 году перешел на преподавательскую работу в Удмуртский государственный университет». – Евгений Иванович всегда исключительно тщательно изучал материалы дела, – вспоминает Иосиф Борисович, – дотошно выяснял все обстоятельства. Судебный процесс у него шел по четко установленному регламенту. Если перерыв объявлялся на 10 минут, то через 10 минут процесс и возобновлялся. Если процесс был назначен на 11 часов, то и начинался он без задержек, а если кто-то из представителей сторон опаздывал, то объяснялся прямо в судебном заседании, в присутствии всех участников. Для него доводы, изложенные в обвинительном заключении, имели такое же равное значение, как и доводы адвокатов. Это производило очень хорошее впечатление. Ведь такое отношение к оценке доказательств в то время далеко не всегда имеет место даже сегодня. Соблюдение норм процесса, педантичность во всем нравилась не всем моим коллегам. Кое-кто считал его излишне жестким и строгим. Мне же эта его точность, пунктуальность, тщательное исследование доказательств всегда импонировали. А главное – они помогали добиваться истины в суде. Помню, в одном уголовном деле, которое рассматривал Евгений Иванович, я, выступая в прениях, сказал, что вновь полученные доказательства свидетельствуют о невиновности моего подзащитного. Естественно, при этом я не допускал никакой лирики. Только доказывал, что он не принимал участия в совершении преступления потому, что был сильно пьян. За это меня до оглашения приговора ругали все: и коллеги, и родственники клиента. Считали, что я парня оставил без защиты. Но его оправдали! Уже позднее, когда у меня появился опыт в рассмотрении дел, я понял, что осудить моего подзащитного было несложно. Но это был тот случай, когда проявилась самостоятельность судьи, его стремление к вынесению объективного, законного и обоснованного приговора. И эти проявления независимости судьи Терешонкова я в дальнейшем видел неоднократно. И, хочу это особо подчеркнуть, качество его работы было высочайшим: у него не было ни изменений, ни отмен приговоров – 100-процентная результативность! «Это был очень умный судья» Из личного дела судьи Пермского областного суда В.М. Хреновского: «Родился в марте 1924 года в Киеве. Всю войну работал в Казани в тресте N 14 Министерства авиационной промышленности – сначала учеником токаря, токарем, затем техником по учету эксплуатации автотранспорта. Награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». После войны, окончив юридическую школу, стал работать стажером народного судьи. Около четырех лет был членом спецсуда в Ныробе. В 1954 году был избран членом областного суда и работал в этом коллективе до 1986 года – более 30 лет». Иосиф Чарный вспоминает: – Впервые я встретился с Виктором Михайловичем в 1973 году. Защищал одну клиентку по очень сложному делу. Ситуация была непростой, тем более, что такое дело у меня было впервые. Когда я обратился к судье Хреновскому, то выяснилось, что затруднения испытывает не только он сам, но и прокурор. Но в процессе рассмотрения дела все вопросы были сняты. Позднее это дело вернулось, но уже в районный суд – сумма хищения была существенно снижена. Точку в этом деле поставила амнистия, под действие которой и попала подсудимая. Виктор Михайлович стал для меня первым учителем по так называемым хозяйственным делам. С годами я убедился, что наиболее сложные дела очень часто поручались именно судье Хреновскому. В те годы законодательство допускало забирать дела из подсудности нижестоящего суда в вышестоящий. Так, Виктору Михайловичу поручено было рассматривать одно из дел по убийству. С принятым им решением (приговором) я был не согласен, но метод рассмотрения данного дела, когда по одному исключались лица, которые могли совершить убийство, и в результате остался один человек, который мог его совершить, был исключительно убедителен и результативен. Да, Виктор Михайлович и к расстрелу приговаривал, но виновные его заслуживали. Эту меру наказания, кстати, в том деле мог получить и мой подзащитный. Для меня было ясно, что если будет доказана причастность его ко всем убийствам, то высшая мера наказания ему будет гарантирована. Но судья очень объективно рассмотрел дело, оправдав моего подзащитного по одному из предъявленных эпизодов совершения убийства. Естественно, наказание было назначено в виде лишения свободы. А вот напарник моего клиента был приговорен к высшей мере, и приговор был приведен в исполнение. После оглашения приговора я случайно стал свидетелем встречи В.М. Хреновского и матери приговоренного к расстрелу парня. Женщина была в истерике. Судья молча выслушал ее крики, при этом не произнес ни одного слова, но ушел только после того, как та «накричалась» и сама покинула здание суда. Ситуация в тот момент, поверьте, была исключительно напряженной, но абсолютная убежденность в правильности вынесенного приговора позволила судье пережить ее достойно. Удивляться выдержке, такту и принципиальности судьи не приходилось. Хреновский был сильной личностью. Его самостоятельность проявилась и в ходе рассмотрения уголовного дела руководителей СМУ УВД Пермского облисполкома, которое было возбуждено по инициативе обкома КПСС. Мы, адвокаты, ознакомившись с делом, считали, что дело следует вернуть на дополнительное расследование для установления истины в полном объеме. Областная прокуратура полагала, что все расследовано правильно. Но Виктор Михайлович все-таки вернул дело на доследование, и в конечном итоге оно было прекращено. Каким гражданским мужеством и профессиональной судейской позицией надо было обладать, чтобы принимать подобное решение! Ведь влияние обкома партии в тот период, как известно, было огромным. Для меня Е.И. Терешонков и В.М. Хреновский были и остаются примером того, какими должны быть настоящие, независимые судьи, подчиняющиеся только Закону. Это были беспристрастные и справедливые служители Фемиды, осуществлявшие правосудие так, как им велел их долг судьи и их совесть. Адвокаты, выступая перед ними в процессе, приводя объективные доказательства, соответствующие материалам дела, всегда могли надеяться, что их доводы будут оценены в полной мере и приговор будет справедливым. Таких судей в те времена в областном суде было немало. Анатолий Соболев, помощник председателя Пермского краевого суда Материалы по теме ИСТОЧНИК// Российская правовая газета «эж - ЮРИСТ», N 33 от 19 августа 2011 года

Загрузка комментариев...