Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 614000, г. Пермь, ул. Екатерининская, д. 24
  • +7 (342) 212-12-61
  • info@pravovsem59.ru

Из истории пермского окружного суда. 1874-1917 гг.



[caption id="attachment_10171" align="alignleft" width="180" caption="Судебная реформа 1864 г. Заседание земского собрания в провинции"][/caption] Как известно, самой последовательной из всех реформ «эпохи великих преобразований» стала судебная реформа, проведенная на основе новых судебных уставов, принятых в ноябре 1864 года. В соответствии с ней суд строился на принципах буржуазного права: равенстве всех сословий перед законом, гласности суда, независимости судей, состязательности обвинения и защиты, выборности некоторых судебных органов. Для всех судебных чиновников стало обязательным наличие высшего юридического образования. Согласно новым судебным уставам создавались суды мировые и общие. Система общих судов включала окружные суды и судебные палаты. Окружной суд был центральным звеном нового судебного устройства в России. В Перми торжественное открытие окружного суда состоялось 1 сентября 1874 года. Как отмечала пресса, «представители городского общества и управления поднесли в дар суду икону Спасителя в серебряной позлащенной ризе», а в зале Благородного собрания был дан обед, во время которого «пел хор певчих». В компетенции Пермского окружного суда находились уголовные и гражданские дела, «за которые в законе положены наказания, соединенные с лишением или ограничением прав состояния». Рассмотрение дел, как и в других губерниях Российской империи, происходило с участием 12 присяжных заседателей  – российских подданных в возрасте от 25 до 70 лет, проживавших в данной местности не менее двух лет. Хотя присяжные заседатели и назначались по жребию из представителей всех сословий, для них устанавливался довольно значительный имущественный ценз. Списки присяжных утверждались губернатором и регулярно публиковались на страницах газеты «Пермские губернские ведомости». Несмотря на некоторую ограниченность, характерную для всякого учреждения, введенного «сверху», суд присяжных представлял собой хорошую школу, дававшую многим простым людям элементарные юридические знания, понятия о законности и своих правах. Суд, будучи на три четверти представленным присяжными заседателями – выходцами из крестьян и мещан – являлся самым демократичным по своему составу судебным институтом. На основании вердикта присяжных «виновен», «невиновен» или «виновен, но заслуживает снисхождения» выносился приговор. Мелкие уголовные дела решались мировыми судьями. Без участия присяжных заседателей рассматривались и дела о бродяжничестве, само существо которых практически исключало возможность оправдательного приговора. К изъятиям из общего порядка уголовного судопроизводства относились, кроме государственных преступлений, преступления должностные, дела, связанные с духовным ведомством, и дела смешанной подсудности (военной и гражданской). Делам о преступлениях должностных лиц давался ход только с разрешения начальства того чиновника, который совершил преступление. Статистика свидетельствует, что присяжные заседатели далеко неодинаково относились к различным видам преступлений. В отношении наиболее распространенных преступлений – против собственности и против личности – присяжные, как правило, высказывались строже судей, которые, в свою очередь, реже оправдывали преступления против управления и служебные преступления. Реформа установила определенную гласность ведения судов, которые стали проводиться открыто, на них допускалась публика, газеты печатали списки дел, назначенных к рассмотрению в суде, и отчеты о судебных заседаниях, представлявших общественный интерес. Через «Пермские губернские ведомости» распространялась информация и о распределении обязанностей между товарищами прокурора Пермского окружного суда. В частности, 26 октября 1874 года было объявлено, что на Ц.О. Яхимовского возлагается «заведывание местами заключения в Перми», а А.А. Римский-Корсаков обязан «присутствовать при исполнении обрядов публичной казни». В Пермском окружном суде за его почти полувековую историю рассматривались самые разнообразные дела, в том числе о злостном банкротстве, о лишении беглых ссыльных всех прав, о кражах и укрывательстве краденного, о сокрытии мертворожденных младенцев, о нанесении увечий и убийствах и т.д. К концу XIX века в целом по России круг дел, находящихся в ведении суда присяжных, сократился, а также были внесены изменения в составление списков присяжных (к числу которых было отнесено требование для присяжных не только говорить, но и читать по-русски, что ограничивало права российских подданных других национальностей), но, тем не менее, суд продолжал существовать и решать возложенные на него задачи. Содержание значительного количества дел, представлявшихся в суде, вполне понятно и современному человеку. Например, в 1874 году определением Пермского окружного суда кунгурский купец 2-й гильдии Кочашов был объявлен несостоятельным должником. В 1884 году коллежского регистратора Икского обвинили в растрате, а мастерового Мохнаткина – в нанесении обиды своему отцу. В 1894 году перед судом предстали крестьяне Соболев и Толкачев, виновные: первый – в проживании по чужому паспорту, а второй – в передаче своего паспорта другому лицу. В том же году к суду привлекли губернского секретаря Протопопова, обвиненного в клевете в печати. Суд признал виновным пермского купца 2-й гильдии Попова в нарушении строительного устава, выразившемся в том, что купец в 1897-1898 годах на своей усадьбе возвел здание, не отвечающее требованиям устава. В 1904 году крестьянин Ширинкин был обвинен в том, что «быв в состоянии запальчивости и раздражения, однако же, умышленно сокрывая последствия своего деяния, причинил крестьянину Батуеву легкую рану на голове, бросив в него пустой бутылкой из-под вина». Подсудимый по обвинительному акту сознался в содеянном, «вследствие судом допрос свидетелей по данному делу был признан излишним». На предложение суда потерпевшему простить подсудимого потерпевший «не изъявил согласия», а потому подсудимого приговорили «подвергнуть аресту при полиции на четыре дня». Проступки некоторых из обвиняемых с позиции сегодняшнего дня выглядят довольно экзотично. Так, в ноябре 1884 года в Пермском окружном суде рассматривалось дело о дочери мастерового Соликамского уезда Александровского завода и крестьянина того же уезда Усольской волости по обвинению «в незаконном сожитии, последствием которого было рождение младенца». А пермская мещанка Завьялова в 1904 году обвинялась «в нарушении положения о казенной продаже питей», так как, «имея в Перми дом свиданий, продавала посетителям дома без надлежащего разрешения водку, пиво и разные вина». В 1907 году суд приговорил к 8 месяцам тюрьмы каждого из четырех мотовилихинских рабочих за то, что в 1905 году они (вероятно, на волне революционного подъема) «обули в лапти инженера и вывезли его на тачке за ворота завода». Здание, которое занимал Пермский окружной суд, находится на углу улиц Вознесенской (Луначарского) и Красноуфимской (Куйбышева). К 1874 году оно подверглось капитальной перестройке, особенно внутри, суд начал свою работу в заново отделанном и меблированном доме. Что касается современного облика здания, то оно выглядит практически так же, как и после очередной перестройки в 1908 г. Сегодня здесь – корпус Пермской медицинской академии. Материалы по теме ИСТОЧНИК// Пермский краевой суд

Загрузка комментариев...